Управление природных ресурсов Воронежской области

Политический дневник. Королевский визит

12.10.2017

Политический дневник. Королевский визит

Состоявшийся на днях визит в Москву короля Саудовской Аравии вызвал бурные и восторженные комментарии в российских СМИ, так что и после отъезда монарха поток восторженных отзывов не смолкает и не делается тише.

Александра ГЛУХОВА,


доктор политических наук, профессор
Воронежского государственного университета

Подаваемый как очередная победа российской дипломатии и военных успехов в Сирии визит не стал предметом анализа тех специалистов – конфликтологов, востоковедов, которые действительно знакомы с раскладом сил на Ближнем Востоке и способны грамотно разъяснить некоторые важные вопросы, сами собой возникающие в голове у заинтересованного читателя, не получающего должных объяснений. Попробуем разобраться в сложившейся ситуации.

Официальный визит в Россию саудовского монарха планировался давно, неоднократно согласовывался и много раз откладывался, что само по себе заслуживает объяснений. С самого начала участия России в сирийском конфликте оно встречало возражение, и даже противодействие со стороны суннитстких элит региона, лидером которых выступают именно саудовские элиты. Саудовская Аравия как проверенный союзник США на Ближнем Востоке ни с кем не желала делить доминирование в региональных делах и во внутрисирийском конфликте была и остается противником режима Башара Асада, поддерживая умеренную сирийскую оппозицию.

В свою очередь, в России саудовская монархия еще недавно получала почти такие же нелестные оценки, как в свое время семейство турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана, обвинявшееся в поддержке сирийских террористов и сотрудничестве с ИГИЛ (запрещенном в России). Об элитах Катара и Саудовской Аравии у нас говорили как о «кормящихся с руки Америки».

Правда, Эрдоган довольно быстро вновь был признан «другом»; очевидно, что теперь к числу «мудрых и справедливых правителей» будет причислен и король Салман ибн Абдульазиз ас-Сауд. Нет смысла вспоминать нелицеприятные эпитеты и намеки, если визит не просто продемонстрировал взаимное расположение сторон, но и увенчался подписанием контрактов на закупку российских вооружений (на три миллиарда долларов) и проектов создания двух совместных фондов (по миллиарду долларов на каждый).

Но Восток, как известно, дело тонкое, в особенности Восток воюющий. В ближневосточном раскладе Россия и Саудовская Аравия оказались по разные стороны условных баррикад. Королевство возглавляет так называемый суннитский фронт, объединяющий практически все государства региона, кроме Ирана и режима Б.Асада в Сирии.

Торжественный прием в Кремле злейшего врага Ирана бросает тень на наши союзнические отношения. Примирить саудитов и Иран невозможно, а дружить с обоими рискованно: «тонкая душа» Востока не принимает такой двойной игры. Показательно, что во время встречи в Кремле саудовский король однозначно критиковал политику экспансии Ирана, подчеркивая, что мир и безопасность региона Персидского залива и Ближнего Востока является актуальной необходимостью для достижения мира и безопасности в мире. Но это предполагает отказ Ирана от вмешательства во внутренние дела стран региона, отказ от действий по дестабилизации ситуации там в целом.

Что касается сирийского кризиса, то и здесь позиция Саудовской Аравии, похоже, остается неизменной. Король подчеркнул, что будет добиваться его завершения в соответствии с решениями Женевы – 1 и резолюцией Совета Безопасности ООН 2254. В коммюнике Женевы – 1, принятом в июне 2012 года, говорится о создании переходного органа управления с участием оппозиции и представителей правительства Сирии, который должен взять на себя всю полноту исполнительной власти. Окончательным политическим решением станет проведение в Сирии полноценных выборов, по результатам которых будет сформирован новый парламент и новое правительство.

Смысл резолюции Совета Безопасности 2254, принятой в декабре 2015 года, заключается в том, чтобы найти политическое решение, гарантирующее достижение безопасности, стабильности и территориальной целостности Сирии. Резолюция подтверждает приверженность мирового сообщества женевскому Коммюнике, превращая его тем самым в документ, обязательный для исполнения.

Проблема достижения мира в Сирии становится все более актуальной по мере разгрома радикальных исламистов. Однако на передний план вновь выходит внутренний конфликт между умеренной сирийской оппозицией и режимом Б.Асада. На стороне последнего, как уже говорилось, выступают Россия, Иран, ливанская шиитская группировка «Хесболла» (запрещена в России). Умеренную сирийскую оппозицию поддерживают все суннистские монархии, Турция, США. На словах все выступают сторонниками мирного урегулирования, но субъектами переговорного процесса признаются разные стороны и силы. Кроме женевского процесса усилиями России организован мирный переговорный формат в столице Казахстана – Астане, который также пока не достиг заявленных целей. Между тем без политического урегулирования никакого прочного мира на этой земле достичь не удастся.

По мере разгрома террористической группировки ИГИЛ (запрещена в России) сирийская проблема все более отчетливо переформатируется в другую ось напряжения, а именно в противостояние Саудовской Аравии, Израиля, Соединенных Штатов Америки влиянию Ирана в регионе.

Администрация Дональда Трампа, которая до недавнего времени не была активным участником дискуссий по политическому переустройству Сирии, включая отставку Б.Асада, теперь выражает крайнюю озабоченность иранским присутствием в Сирии. Иран же, в свою очередь, отвергает все требования и претензии в свой адрес, грозя возобновлением ядерной программы и прочими карами «неверным». Россия оказывается перед непростым выбором: либо продолжать военные действия совместно с шиитской коалицией, либо добиваться возобновления женевских переговоров и дистанцироваться от военных союзников. Саудовская Аравия выражает готовность посодействовать объединению различных группировок умеренной сирийской оппозиции (с этой целью планируется встреча в Эр-Рияде уже в октябре текущего года), а также профинансировать восстановление разрушенной инфраструктуры Сирии. Не исключено, что при условии ослабления российско-иранского альянса финансовая помощь будет предложена и России. Однако выбор, вставший перед нашей страной, легким не назовешь, да и вряд ли могут быть легкими решения, касающиеся сложнейших проблем Ближнего Востока.

Как стало известно недавно, иранское руководство ревностно следит за налаживанием отношений между Россией и Саудовской Аравией, которую оно считает своим соперником. Иранское информационное агентство опубликовало пространный комментарий по поводу четырехдневного визита саудовского монарха в Москву, специально подчеркнув ведущую роль Ирана и его союзников в сухопутных сражениях в Сирии, без которого, но его мнению, режим Б.Асада не продержался бы и трех месяцев. Российские военные, скорее всего, не согласятся с такой оценкой.

Однако помимо военных отношений, существуют еще и особые финансовые отношения между многими участниками ближневосточной сцены, причем не обязательно между союзниками по оружию. В частности, по данным агентства «Иран. ру», эта страна является участником секретных переговоров по газопроводу «Турецкий поток». Попытки Газпрома настоять на монопольном праве наполнения трубы сталкиваются с противодействием Турции. Последняя утверждает, что проект состоится лишь в том случае, если в него войдут в качестве партнеров Катар и Иран. Таково условие Анкары, и президент Р.Эрдоган очень жестко настаивает на своем. Какое решение примет российская сторона, станет известно в ближайшее время.

Источник: газета «Коммуна» | №81 (26725) | Пятница, 13 октября 2017 года



Возврат к списку